Наша художественная школа глубоко "изобразительна". Я, наследуя эту парадигму, предлагаю вариацию современной картины, в роли "героя" другого произведения. Картина у меня рождается уже изображенной в другой картине. Тем самым, мое искусство остается "изобразительным", даже если изображает современную абстрактную живопись. Несмотря на то, что произведение как бы изображено, оно является оригиналом, потому что не имеет своего прототипа где-то вне моей картины, изображающей его. Конечное произведение может состоять из нескольких "изображенных" картин, составляющих небольшую экспозицию.

Владимир Логутов


о даре
Без названия
Размер: 75x105 см
Материалы: холст, акрил, малярная лента
Год создания: 2017


"Нетипичный для меня объект — зеркало — создает ту самую ситуацию, которую я изображаю, когда зритель смотрит на себя со стороны и видит себя смотрящим другие произведения искусства".


Родился в Самаре в 1980 году. Окончил Художественное училище и Самарский педагогический университет (факультет изобразительного искусства) в 2006 году. В 2005 году получил независимую художественную стипендию для стажировки в Германии от Stuttgarter kunstverein e.v. Организатор и участник группы "Лаборатория". Участник многочисленных выставок в России и за рубежом, среди которых 54 и 55 Венецианская биеннале, I и II Московская биеннале современного искусства, 4 триеннале современного искусства в Гуанчжоу, 4 Московская международная биеннале молодого искусства. Многократный участник международных фестивалей видеоарта и экспериментального кино: International Short Film Festival Oberhausen и др. Двукратный номинант премии Кандинского, двукратный номинант премии "Инновация", двукратный номинант премии "Черный квадрат". Работы художника находятся как в частных, так и музейных коллекциях, в том числе в Московском музее современного искусства, коллекции Stella Art Foundation (Москва), Музей Frac Bretagne (Brest, France) и других.


биография
Владимир Логутов
Главный сюжет выставки "Следующий уровень" развивается вокруг взаимоотношений произведения искусства или шире — изображения и смотрящего на него. Изношенность самого понятия изображение, постепенно истощаемый запас образов, приемов и самих художественных средств создает парадоксальную ситуацию, когда мы, зрители, наделяем значением образы того, что появляется перед нами в виде картины, графической серии или даже выставочной стены с идеальной развеской. Логутов занимает позицию медиатора, идеального посредника между изображением и зрителем, любовно собирая протомодернистские или модернистские композиции, исследуя возможности современной оптики и восприятия произведений искусства.

Метафора зрения, "расширенного смотрения", как когда-то сформулировал классик русского авангарда Михаил Матюшин, разворачивается и в архитектуре выставки: она устроена как своеобразный каталог различных возможностей и форм жизни так называемого белого куба, идеального (до сих пор по мнению многих) выставочного пространства, где ничто не отвлекает от значительности происходящего в нем. При этом в каждом из блоков есть различные элементы (прорези, отверстия и пр.), которые делают все пространство транзитным, открывают неожиданные перспективы и точки обзора, формируют новые, неожиданные ситуации наблюдения за искусством.

Однако выставка "Следующий уровень" — это не только каталог, холостое перечисление вариантов "смотрения" на искусство: к ней применима логика и лексика органической жизни. В начале происходит рождение картинного пространства, выделение его как факта другой, художественной реальности, затем отдельные элементы "ищут свое место" на поверхности, колеблются, выбирают траектории движения, наконец, собираются в отдельные произведения и композиции, затем вводится условная человеческая фигура, зритель, который фиксирует совершенное, зрелое состояние произведения искусства, «готовое» для публичного показа, и попутно вызывает в нас рефлексию другого порядка: собственно, картина (видео, графика) от нас удаляется, мы отстранены от нее и сосредоточены на том, что смотрим на зеркальную сцену "осмотра выставки", изображенную на картине. Потом зритель исчезает, картина начинает "сбоить", связи между отдельными элементами ослабляются, и "клетки", бывшие в системе, начинают самостоятельное движение. Далее процессы распада усиливаются, обнажается материал картины, крестовина подрамника; все выхолащивается до чертежа, блок-схемы неизвестных процессов. И в результате — словно под воздействием какого-то притяжения — картина перестает быть отдельным объектом, они сцепливаются друг с другом, штабелируются, утрачивают смысловую и экспозиционную ценность. И в этот момент обнаруживается пустота, провалы физического пространства, которые обращаются в своего рода метапространство, где живут воспоминания о выставке, впечатления, данные в цифровых фотографиях. Образ как таковой словно высвобождается, избавляется от "медийных пут", но пока непонятно, зачем ему столько свободы, он становится предчувствием или воспоминанием о "невещественных" отношениях.


куратор
Екатерина Иноземцева


"Прощание с вечной молодостью": выставка "Следующий уровень"



интервью